Качи-Кальон

Как добраться

Средневековое поселение и монастырь Качи-Кальон находится на правом склоне Качинской долины, напротив села Баштановка. Расстояние от Бахчисарая 8 км, от "пещерного города" Тепе-Кермен - 5 км.

Из Симферополя

Добираемся до Бахчисарая на рейсовом автобусе или электричке.

Из Севастополя

Добираемся до Бахчисарая на рейсовом автобусе или электричке.

В Бахчисарае лучше всего сесть на рейсовый автобус, следующий в сторону Синапного. Далее выходим на остановке Предущельное и идем по шоссе по пути следования автобуса, за селом Предущельное, где долина резко сужается, почти над дорогой нависает Качинский навес (он огражден металлической сеткой). В нем была обнаружена стоянка человека, жившего здесь в эпоху позднего палеолита (40-10 тысяч лет назад).

Осмотрев стоянку, идем по шоссе далее. Пройдя около 0,5 км, слева по ходу движения, можно осмотреть следующую достопримечательность - скала Таш-Аир. Это очень древняя стоянка человека. Но мировую известность этот навес получил благодаря наскальной живописи доисторического времени.

У дороги слева вы увидите оборудованную стоянку и источник с прекрасной водой. Недавно местные жители расчистили некогда засоренный источник и поставили маленькую Чайхану, где можно перекусить.

У подножия обрыва находится неглубокий, но высокий навес под которым со среднего каменного века - мезолита (10-8 тысяч лет назад) - и до средневековья, обитали люди.

В восточной части навеса, на поверхности скалы, имеющий здесь отрицательный уклон, на высоте более двух метров от современного уровня земли сохранились фрагменты рисуночного панно, выполненного минеральной краской - красной охрой - на площади около 15 квадратных метров.

Таш-Аир. Наскальные рисунки Таш-Аир. План рисунков

К сожалению, время, природные катаклизмы и деятельность человека неумолимо разрушали этот уникальный памятник. В 1935г. его открыл и исследовал археолог Д. А. Крайнев. Уже с того времени часть изображений оказалась бесследно утраченной, но уцелела основная часть многофигурной композиции, содержащей как реальные, так и схематизированные изображения; есть также и знаки, смысл которых остается загадкой.

Рисунки сохранились в трех местах, не считая отдельных точек, линий, невнятных и осыпавшихся деталей, они представлены 34 изображениями. Трудно сказать, была ли изначально заложена какая-то единая сюжетная линия при их создании. Можно, всматриваясь в эту многофигурную пиктограмму, попытаться "раскрутить" ее смысл в целом или же вычленить отдельные сюжеты. Этим уже не одно десятилетие занимаются и специалисты-историки, и любители-краеведы. Разумеется, наиболее важно мнение авторитетного ученого, первооткрывателя памятника, Д. А. Край-нова. Он полагал, что Таш-Аир - это грандиозное пиктографическое панно, на котором отражено масштабное событие, происшедшее в раннем бронзовом веке, то есть около 4 тысяч лет тому назад. Тогда в горную часть полуострова, населенную племенами - носителями культуры энеолита (медно-каменного века), вторглись воинственные пришельцы, которые могут быть отождествлены со степными пастушескими племенами эпохи бронзы. Так ли это? А может быть стоит прислушаться и к голосам скептиков, полагающим, что этот памятник следует отнести и к более позднему времени, например, тавро-скифскому, а то и вообще к средневековому? Пожалуй, здесь остается место для исторической интриги, которую мы унаследовали от прошлого века, который получил ее в свою очередь из глубины тысячелетий. Осмотрев Таш-Аир, идем к Качи-Кальону, до него осталось еще полкилометра.

Для любителей пешеходных маршрутов можно рекомендовать пройти к Качи-Кальону от Бахчисарайского дворца мимо западного склона горы Бешик-Тау через источник Юсуф-Чокрак, за ним спускаемся в Ка-чинскую долину; слева остается Кыз-Кермен, отделенный ущельем Кая-Арасы. По лесной дороге в юго-западном направлении выходим к цели через балку между Качи-Кальоном и массивом Фыцки. Всего путь составляет около 8 км.

Общий вид Качи-Кальонский известняковый массив при приближении к нему со стороны Бахчисарая предстает в виде носа гигантского корабля, устремленного вниз по течению Качи.

На носу "корабля" хорошо просматривается огромный "католический" по форме крест. Создан этот символ самой природой - ветром и водой, неумолимо разрушающими известняк и попутно формирующими порой удивительные скульптурные и графические композиции. "Крестовый корабль" - таков один из вариантов перевода топонима "Качи-Кальон".

История

Многочисленные остатки жилых, хозяйственных и культовых пещерных сооружений Качи-Кальона исследователи воспринимают по-разному. По мнению одних, здесь был некогда монастырь, другие называют качинский "корабль" городищем или "пещерным городом", третьи - сельским поселением.

Установлено, что вначале это было небольшое сельское поселение, при котором возводится вскоре укрепленное убежище, что и дало повод называть памятник городищем. Позднее возник и относительно небольшой православный монастырь.

Качи-Кальон, как и все "пещерные города" Крыма, расположен на отроге Средней горной гряды (450 - 510 м над уровнем моря). Сложена гряда известняками нижнетретичных и меловых отложений, имеет легкий наклон к северу и отвесный обрыв к югу. Массивы известняков, подвергшиеся действию сил природы, представляют собой разнообразной величины мысы и столовые горы. В их обрывах люди издавна высекали искусственные помещения (пещеры), служившие для различных, по преимуществу хозяйственных целей.

Наземные постройки, возведенные в средние века на плато, сохранились плохо. Путешественники конца XVIII - начала XIX в. видели главным образом пещерные сооружения; благодаря этому недоразумению и вошел в литературу термин "пещерные города". В большинстве своем они были хорошо укреплены. Неукрепленные сельские поселения и монастыри в интересах безопасности часто тоже располагались среди скал. Известны и сложные комплексы: на обрывистом мысе замок или монастырь, под ним - подчиненная ему деревня.

Центральная часть этой долины, между селами Предущельное и Кудринo (б. Кош-Дегермен и Шурю), благоприятна для оседлой жизни человека. С востока, севера и запада она защищена от холодных ветров. Есть тут все условия для земледелия: плодородные наносные почвы, мягкая зима, обилие источников воды.

К сожалению, работы археологов носили пока что разведочный характер и дальше этого не пошли. Началом их надо считать шурфы на площадке у Четвертого грота и обмеры некоторых церквей, сделанные в 1933 г. Н. И. Репниковым. Вскоре (1935 г.) Д. А. Крайнов обнаружил ранне-средневековый могильник у села Баштановки (б. Пычки). Могильник этот уже в послевоенные годы частично исследован П. П. Бабенчиковым (1947 г.), а затем Н. А. Богдановой (1955 г.). В 1954 г. ряд пещер и отдельные винодельческие комплексы изучались экспедицией Института археологии АН УССР. В 1960 г. эти работы были продолжены В. М. Малиновым и тогда же впервые составлен топографический план "пещерного города", его культовых, жилых, производственных сооружений. Все это в совокупности позволяет ясно представить себе образ жизни средневековых обитателей "корабля" и ближайшей его округи.

План городища. Достопримечательности

План Качи-Кальона Карта местности

Поднимаясь по тропе, заворачивающей к юго-западу, и вы увидите вскоре множество обломков скал, некогда оторвавшихся от основного массива и заваливших почти весь крутой склон к реке. В скальных глыбах - многочисленные и разнообразные вырубкихозяйственные и жилые помещения, резервуары и давильные площадки, небольшие церкви с гробницами около них.

Искусственные пещеры сохранились большей частью без существенных изменений, но отдельные глыбы смещены, иногда настолько, что стена с окнами стала полом, а задняя глухая стена потолком. Всюду встречаются высеченные на камне кресты. Большинство из них довольно ранние, вписанные в круг равноконечные с расширяющимися концами, с двухлопастными расширениями на концах и т. д. Такие кресты в перевернутых пещерах свидетельствуют о том, что каменные глыбы изменили свое положение давно. Все вместе взятое наводит на мысль о сильном землетрясении, постигшем "корабль" на Каче, хотя без специального исследования нельзя сказать, сместились ли глыбы вдруг - от подземного толчка страшной силы или это произошло постепенно.

Площадь Качи-Кальона - не менее 20-25 гектаров. Начиная от мысовой скалы, где природа изобразила крест, каменный массив с его крутым подножием и пятью огромными гротами в обрывах тянется к югу, поворачивает на юго-восток и уходит примерно метров на 100 дальше ответвления от дороги на Баштановку.

На левом берегу Качи, на месте нынешней Башта-новки, во время земляных работ выявлены были слои, содержавшие такую же, как на Качи-Кальоне, раннесредневековую керамику, и остатки гончарных печей. Кроме того, на восточной околице села обнаружен в глинище значительный ранесредневековый могильник с погребениями в склепах VI-VIII вв. Связь этих поселений очевидна. Мелководная Кача не могла быть существенной преградой между ними.

К сожалению, Качи-Кальон почти не изучался, и все то, что уже сделано археологами, пока всего лишь раз-ведки. Поэтому так спорны суждения исследователей, основанные, главным образом, на общих и достаточно субъективных впечатлениях от этого огромного архео-логического памятника.

Почти у самого северного мыса Качи-Кальонской скалы начинается обращенный к западу Первый грот. Он сильно завален обломками скалы, и поэтому сейчас трудно судить о характере имевшихся в нем сооружений. Н. И. Репников, работавший на Качи-Кальоне в 1933 г., указывает, что искусственных пещер в гроте нет, но зато в стенах его и на полу множество выру-бок и гнезд для укрепления стояков и балок деревянных прискальных построек.

От упомянутого мыса некогда шла на юго-запад стена, видимо, оборонительная, сложенная из больших хорошо обработанных блоков известняка, причем использованы были строителями и отдельные скальные глыбы. Остатки стены прослеживаются вплоть до церк-ви, высеченной в большом отдельном камне, и далее к юго-востоку на расстоянии примерно 600 м.

У мыса под обрывом находились ворота шириной более 2 м. Сюда из оврага, разделяющего Фыцки и Качи-Кальон, вела дорога, которая - уже по ту сторону ворот - огибала указанную выше церковь, а затем, прижимаясь к обрывам, уходила в юго-восточном направлении.

Под защитой боевой стены на площади до 1,5 гектара размещались хозяйственные комплексы и церковь с усыпальницей. Церковь, по размерам очень небольшая (4X2,5 м), вмещала вряд ли более 10-12 молящихся. Ориентирована она не на восток, как большинство христианских храмов, а на юго-восток, вероятно, потому, что солнечные лучи проникали сюда не ранним утром, а ближе к полудню.

С юго-востока в церковь два входа. Над одним из них вырублены желобки, отводящие дождевую воду, а в нише над самым входом вырезан равноконечный крест. Дверь открывалась наружу, о чем говорит местоположение пазов для установки дверной коробки. Над вторым входом - в алтарь - тоже устроены водоотводные желобки; дверь здесь открывалась вовнутрь.

Стены церкви обработаны косыми ударами кирки и, возможно, были оштукатурены. Вдоль стен-скамьи для молящихся, высеченные в скале. В полу южной части храма вырублена гробница, закрывавшаяся каменными плитами; еще одна гробница была устроена рядом- в каменном выступе, который служил поначалу скамьей. Над могилами в западной стене процарапаны в неглубоких нишах поминальные надписи на греческом языке, относящиеся к XVII-XVIII вв.

Между алтарем и помещением для молящихся находился некогда деревянный иконостас. За церковью, в другом обломке скалы, была устроена усыпальница, позднее переделанная в винодельню. Перед церковью у дороги лежат несколько сильно поврежденных "однорогих" надгробных памятников из местного известняка - остатки кладбища, окружавшего когда-то храм.

На этой же защищенной стеной территории сохранилось не менее десятка давилен для винограда; подобные им встречаются к западу и северо-западу от огороженного участка. Есть внутри ограды и несколько искусственных пещер.

В 1932 г. внизу при расширении современного шоссе был сделал срез земли до материковой глины и при этом открыт культурный слой толщиной до 2,5 м. Среди находок оказались обломки гончарной посуды VIII- XVIII вв., три больших пифоса, а в глине и скале выявлены были пифосообразные хозяйственные ямы. Остатки подобных ям найдены и в последние годы при ремонте шоссе - близ автобусной остановки у села Баштановки. Обнаруженная здесь керамика относится к VIII-IX вв.

Отдельные пещерные помещения, как и остатки давилен, разбросаны по всей территории Качи-Кальона. Первый же пятиярусный комплекс пещерных сооружений в обрыве скалы, насчитывающий более 50 пещер, расположен уже вне первоначальной ограды, в промежутке между Первым и Вторым гротами. Пещеры эти (все они небольших размеров) были соединены между гобой более или менее сохранившимися до сих пор площадками, террасами, переходами и лесенками. В полу многих из них вырублены хозяйственные ямы и давильни для винограда; здесь отсутствуют частые в других "пещерных городах" ясли - кормушки для скота. Вполне возможно, что все эти пещерные хозяйственные сооружения, расположенные вблизи друг от друга, представляли собой единое винодельческое производство, принадлежавшее одному богатому хозяину.

Второй грот похож на Первый: искусственных пещер в нем нет, но сохранилось много следов деревянных сооружений.

Между Вторым и Третьим гротами опять некоторое скопление искусственных пещер. Больше всего их на выступе скалы, ниже грота; здесь же вырубки для многочисленных виноградных давилен.

Третий грот, в отличие от предыдущих, - с искусственными пещерами, в одной из которых сохранились остатки небольшой церкви.

В Третьем гроте Каменные кольца

Южная стена храма, выступающая на площадку, была сложена из камня. Размеры помещения для молящихся всего 2,5x2 м, а площадь алтаря, отделявшегося деревянным иконостасом,- 1,5X1,5 м. В полу устроена гробница, снаружи было еще пять ей подобных; на стенах следы греческой надшей и крестов, выполненных красной краской и вырезанных в скале. Остальные пещеры этого грота были хозяйственными (частью, возможно, жилыми).

Между Третьим и Четвертым гротами - более 30 пещер. Не доходя до Четвертого грота, встречаем большой выступ скалы - почти прямоугольной формы, изолированный обрывами с трех сторон. Площадь его около 1250 кв. м. С северо-запада этот мыс защищен метровой толщины стеной, сложенной на известковом растворе из тесаного камня разной величины и, судя по всему, неоднократно использованного. Нижние камни внешнего панциря уложены в специальные "постели", вырубленные в скале. В западной части стены была прямоугольная башня, в восточной - неширокие (не более 2 м) ворота. Вовнутрь проезд ворот был продлен недлинным коридором, от которого сохранились только камни основания.

Как показал шурф (1933 г.), стена не имела в основании внутреннего панциря и на всю сохранившуюся высоту служила крепидой краев площадки. Толщина грунта до материковой скалы составляла здесь 3,75 м. В натекшей земле ясно прослеживаются четыре слоя. Нижний, толщиной около 1,45 м, представлял собой, по всей вероятности, специальную - для выравнивания поверхности - насыпь; на ней оказались обломки гончарной посуды VII-X вв., из чего можно заключить, что стена построена, очевидно, не ранее конца X в. Насыпь перекрыта зольным слоем толщиной до 0,40 м, насыщенным древесными углями, - результат, надо полагать, пожара на самом мысу. Выше лежит 10-сантиметровый слой овечьего помета, скопившегося, скорее всего, в позднейшее время, когда огороженная площадка мыса служила загоном для овец. Слой, перекрывающий все предшествующие отложения (его толщина до 1,70 м), относится ко времени, когда жизнь на Качи-Кальоне совсем прекратилась. Образовался он в результате разрушения стены и наплыва земли и камня с площадки. В нем попадались отдельные обломки керамических сосудов, покрытых желтой и зеленой поливой.

С юго-восточной стороны мысок тоже был некогда огорожен: "постели" говорят об этом достаточно убедительно. Юго-западная (большая) часть мыса занята кладбищем. На поверхности земли сохранилась часть известняковых надгробий двух типов: крупные двускатные плиты, украшенные обычно продольными гранями, и длинные ("домообразные") с приподнятым концом, в торцовой части которого сделана небольшая ниша. Несколько памятников этого типа украшены по бокам узором из плетенки, пятиконечными звездами и розетами. Сами гробницы, над которыми стояли эти надгробия, сложены из вертикально поставленных каменных плит, перекрытых такими же, уложенными плашмя. Ориентация погребенных - головами на северо-запад.

Из находок на мысу следует упомянуть обломок вертикального надгробия VII-VIII вв. с рельефным крестом в верхней части (найден в развалившейся кладке стены) и бронзовую пряжку VII в.

В северо-западной части площадки лежат несколько крупных обломков скалы, в одном из которых (на западной его стороне) вырублена большая, но неглубокая ниша с рельефным "процветшим" крестом.

Крест с виногорадной лозой

Кресты подобных форм, переходящие внизу в изгибы стилизованной виноградной лозы, появляются в христианской символике в IX в. Судя по углублениям в скале нал нишей, здесь могла быть в свое время часовня. К северо-востоку от нее, буквально в нескольких шагах, - другое помещение, покрупнее (6X2 м), по всей северной стене которого сохранилась скамья. Над этой искусственной пещерой (с северо-восточной стороны) видны остатки вырубленной в скале миниатюрной церкви с гробницей.

Оборонительная стена перед четвертым гротом К северо-западу от площадки - через овражек - проступают из-под наплывшей земли следы каких-то вырубленных в скале сооружений, а также "постели") для укладки нижних камней какой-то кладки. Если предположить, что на этом месте стояла башня, то она занимала выгодную позицию, защищая подступ к воротам укрепления.

За площадкой находится самый крупный, Четвертый или Большой, грот Качи-Кальона; в глубине его из скалы сочится вода, а по сторонам в три яруса расположены искусственные пещеры.

Вид на четвертый грот Черешня в четвертом гроте

Здесь, как и в других гротах, много разнообразных вырубок - гнезда для укрепления деревянных стропил и балок неизвестных нам построек, следы подкосов (кронштейнов) для висячих лестниц, остатки четырех, давилен. Подступы к гроту снизу были, видимо, когда-то защищены стеной и составляли вместе со скальным выступом и площадкой единый укрепленный комплекс. Под Четвертым гротом, на склоне, чернеют в обломках скал искусственные пещеры, виноградодавильни. На одном крупном обломке скалы прослеживаются очертания небольшого храма с гробницами. А в 20-30 м от него - развалины церкви. Ее абсида, вырубленная в обломке скалы, намного древнее пристроенных к ней современных, почти развалившихся стен. Это все, что осталось от киновии св. Анастасии, устроенной здесь в 60-х годах прошлого века, Юго-восточный край Четвертого грота завален огромными скальными глыбами, некоторые из них буквально повисли над обрывом. Перебравшись через них, можно выйти на карниз, как бы парящий над пропастью, а далее - на очень узкую (0,30-0,40 м), на сегодняшний день непроходимую тропу, ведущую к Пятому гроту Качи-Кальона. Эта крайне опасная тропа называется Кыл-Копыр, что означает в переводе с крымскотатарского "волосяной мост". В настоящее время попасть в Пятый грот НЕВОЗМОЖНО!!!

Пятый грот не глубок. В отличие от четырех предыдущих он высоко поднят над склоном горы и поэтому мог быть хорошим убежищем. В гроте этом вырублено более десятка искусственных пещер. Стены его испещрены граффити, большинство которых мало разборчиво и ничем особым не примечательно, но есть и более интересные, например, примитивное изображение лучника. На восточном краю грота высечено большое прямоугольное углубление, вероятно, резервуар для сбора воды, поступавшей сюда по трещинам в скале. Около этого резервуара на стенах множество датированных и недатированных надписей. Наиболее старая из них (на греческом языке) - 1793 г.

Обрыв скалы рядом с четвертым гротом На склоне под Пятым гротом следов поселения не видно, но восточнее и ниже расположены искусственные пещеры и пятнадцать давилен для винограда. Местами намечаются очертания отдельных усадеб. Среди обломков гончарной посуды (подъемный материал) ничего позднее IX в. пока не обнаружено.

Окрестности

Таш-Аир

Как появилось в долине реки Качи ее средневековое население? Чтобы с уверенностью, судить об этом, недостает многого. Мало изучены могильники, и потому почти полностью отсутствуют надежные антропологические данные. Нет палеоэтнографических работ: для них еще тоже не хватает материала.

Судя по археологическим данным, свыше двадцати тысяч лет тому назад в естественных гротах Качинского ущелья уже обитали люди. Кремневые орудия труда (резцы и скребки), обуглившиеся в огне кости животных эпохи позднего палеолита были обнаружены около ста лет назад К. С. Мережковским. Раскопки проводились под естественным скальным навесом у шоссейной дороги, ведущей из Бахчисарая в Шелковичное (б. Коуш). Эта стоянка, известная сейчас всему научному миру под названием Качинского навеса, находится в 2,5 км к северо-западу от "корабля" на Каче.

В позднем палеолите происходит массовое истребление человеком промысловых животных, вызванное увеличением численности охотничьих коллективов, доходившей до 30-35 человек. По словам В. И. Ленина, первобытный человек был совершенно подавлен трудностью существования, трудностью борьбы с природой. Но это и заставило первобытных людей искать новые формы охоты, новые орудия труда, привело к следующему, более высокому этапу развития материальной культуры - так называемому среднекаменному веку, или мезолиту. Необходимым условием успешной борьбы человека за свое существование в мезолите были коллективный труд и взаимопомощь членов рода, тогда еще материнского, а также постоянное передвижение людей в поисках добычи. Известный советский археолог А. В. Арциховский называл мезолит "эпохой освоения территорий, до того необитаемых". Ярким памятником этого периода является находящаяся вблизи Качинского навеса стоянка Таш-Аир.

Под скальным навесом, где она обнаружена, сохранились следы человека верхнего палеолита. Мировую известность получила более поздняя наскальная роспись Таш-Аира, выполненная растертой на животном жире натуральной красной охрой. В настоящее время от росписи, которая занимала некогда около 15 кв. м, сохранились три отдельных многофигурных фрагмента, изображающих какие-то военные события. Характер трактовки человеческих фигур и орудий труда позволяет отнести Таш-Аирскую роспись к памятникам так называемой кеми-обинской культуры, существовавшей в Крыму, во II тысячелетии до и. э.

Более поздние слои Таш-Аирского навеса сравнительно тонки и небогаты находками, поскольку к I тысячелетию до н. э. человек покидает темные, сырые естественные пещеры, начинает жить в построенных им самим жилищах. Примером такого поселения является неолитическая стоянка, находящаяся в балке Кая-Арасы, севернее села Машино (б. Татаркой). Не исключено, что с этого времени в покинутых естественных гротах, некогда служивших человеку жильем, совершаются лишь какие-то обряды, связанные, быть может, с культом предков.

Памятники эпохи поздней бронзы и раннего железа, открытые близ Качи-Кальона, оставлены были, по-видимому, горными племенами тавров. Племена эти занимались отгонным скотоводством, мотыжным земледелием, охотой и собирательством. Для тавров характерны родовые погребальные сооружения в виде так называемых "каменных ящиков" (четыре каменные плиты, поставленные вертикально и перекрытые пятой плитой). Такие кладбища известны во многих местах Таврики, в частности к западу от Баштановки, напротив Качи-Кальона - через речку.

В то время, когда в горной части полуострова жили таврские племена, в степных районах господствовали скифы. К III в. до н. э. в Крыму возникает позднескиф-ское государство, столицей которого был Неаполь (на юго-восточной окраине современного Симферополя). Позднее, на рубеже нашей эры, население Скифии подверглось сильной сарматизации. Об этом говорят, в частности, найденные в окрестностях Качи-Кальона каменные плиты с изображением всадников и пеших.

С первых веков нашей эры оседлое население горного Крыма стало многоэтничным; оно пополнялось за счет полуземледельческих-полускотоводческих племен, вытесненных в горы из лесостепных районов полуострова новыми пришельцами - так называемыми "готами" (готоаланами?), а затем гуннами. Появление "готов" и гуннов в Таврике и все связанные с ними события были одним из локальных проявлений Великого переселения народов - процесса, охватившего в III-V вв. н. э. огромные пространства юго-восточной Европы.

Алимов навес

На противоположном (от Качи-Кальона) берегу реки Качи (левый берег) можно осмотреть три исторических памятника. Для этого нужно пройти через все село Баштановка на северо-запад к подножию мыса Бурун-Кая. Пройдя около 200 метров от конца села, сворачиваем на тропу, налево (вдоль тропы будет сине-красная маркировка). Поднимаемся по правому борту Алимовой балки (смотреть по направлению стока воды в балке). Через минут 30, слева по ходу движения, покажется Алимов навес. Это древняя стоянка человека среднекаменного века (мезолита).

Таврские ящики

Осмотрев Алимов навес, продолжаем подъем. Вскоре покажется маленький родничок, оборудованный трубой, переходим его и держим путь по правой тропе вверх (синяя маркировка). Поднявшись на плато и пройдя около 50 метров на северо-запад, покажутся таврские ящики. Это таврский могильник, состоящий из массивных каменных плит, образующих ящики. Они свидетели жизни на этой территории за тысячу лет до возникновения "пещерных городов".

Средневековое укрепление на Бурун-Кая

Так же можно подняться на сам мыс Бурун-Кая. В средние века (VI-VIII) здесь было укрепление, с напольной стороны и сейчас хорошо виден раскат камня довольно толстой оборонительной стены, перед которой в зарослях прослеживаются развалины каменных домов и оград. Укрепление, образованное обрывами и стеной, в случае военной опасности служило жителям селища убежищем. Детальных раскопок на этом средневековом замке и поселении не проводилось. Первичные раскопки в виде нескольких шурфов были сделаны здесь в 60-е года 20 века группой известного Крымского археолога О.И.Домбровского. С мыса Бурун-Кая открывается великолепный вид на "пещерные города" Качи-Кальон, Кыз-Кермен, Тепе-Кермен и Чуфут-Кале, долину реки Качи и ее притока реку Хору.

Каламита | Челтер-Мармара | Шулдан | Эски-Кермен | Кыз-Куле | Мангуп-Кале | Сюйренская крепость | Челтер-Коба | Качи-Кальон | Кыз-Кермен | Тепе-Кермен | Чуфут-Кале | Успенский монастырь | Бакла

Пещерные города Крыма. Главная страница