Чуфут-Кале

Общий вид на кенассы Вид снизу колодца Копка Кую Южные ворота Внутри склепа Джаныке Ханым Восточные ворота Караимские кенассы Дорога "тысячелетий" Улица Улица

Как добраться

Необходимо любым транспортом (автобусом или же электричкой) добраться до Бахчисарая. Затем, на самом ж/д вокзале необходимо сесть на маршрутное такси, следующее на Староселье. И ехать до конечной остановки. Потом вверх по дороге пройти около 1 км до Успенского Монастыря, а затем и до Чуфут-Кале.

История

V-VI вв. Византия активно укрепляет старые города и сооружает новые крепости в горных пограничных районах, стремясь остановить усилившийся поток варваров. Пик фортификационного строительства приходится на эпоху Юстиниана I (527-565 гг.). Не осталась в стороне и Таврика. Одним из первых деяний Юстиниана здесь было подчинение Боспора, принадлежавшею до этого гуннам. В Боспоре и Херсонесе ремотируются городские стены, на южном берегу появляются крепости Алустон и в Горзувитах. Таким образом, Византия устанавливает военный контроль по всей береговой линии Юго-Западной и Юго-Восточной Таврики.

В горной области военными союзниками империи были готы и аланы, находившиеся на положении федератов. Для их зашиты и организации возводятся "длинные стены", местоположение которых в последние годы уточняется. Термин "готаланы", употребляемый некоторыми авторами для обозначения этих федератов, возможно, правильно определяет их этнический состав.

Пока набеги кочевников не были направлены на захват земель, "длинных стен" было вполне достаточно для их отражения. К тому же, по всей видимости, строительство и содержание стен обходилось дешевле, чем крепостей. Юстиниан I, несмотря на размах строительства, весьма бережливо подходил к финансам. Однако при целенаправленном наступлении противника прорыв линейной обороны в одном месте приводил к катастрофе. Поэтому с изменением политической обстановки во второй половине VI в. византийским наместникам Таврики пришлось в условиях общего упадка Византийской империи усиливать систему защиты.

Тогда же и возникают в горном Юго-Западном Крыму крепости, некоторые из них известны нам как "пещерные города". Гарнизоны их состояли, очевидно, из местных жителей: такая практика была обычной для византийской периферии. Строились они под руководством византийских инженеров, с привлечением строительных артелей Херсона, но силами местного населения. Необходимо отметить, что к интересующему нас времени Византия начинает строить подобные сооружения не только руками федератов, но и за их счет.

Вполне возможно, что в число этих крепостей входила и твердыня на чуфут-кальском плато. Причем, это было не густо застроенное поселение, а, скорее, убежище с небольшим постоянным гарнизоном. Было оно также культовым центром области, населенной аланами, постепенно переходившими в христианство. Не удивительно, что на плато и его склонах не удается обнаружить сколько-нибудь значительного археологического материала раннесредневекового времени. Жизнь в основном концентрировалась в окрестных поселениях, жители которых в случае угрозы со стороны кочевой степи со скотом и прочим движимым имуществом укрывались в крепости.

О названии укрепления в этот период достоверно ничего не известно (Керкери (иран.), Керкера и Каллиакра (греч.)); не исключена связь его с упоминаемыми в разных письменных источниках Фуллами. Практически все исследователи крымского средневековья отождествляли Кырк-ор с главной крепостью крымских алан.

"Керкер или Керкри" находится на краю седьмого климата в стране Асов, его имя значит по-турецки сорок человек; это укрепленный замок, трудно доступный; он опирается на гору, на которую нельзя взойти. На верху горы есть площадь, где жители страны (в минуту опасности) находят убежище. Этот замок на некотором расстоянии от моря; жители принадлежат к племени Асов. Керкер находится на север от Сары-Кермена (Херсонеса. - Авт.) между этими двумя местами один день пути" Данный отрывок взят из сочинения "Тяквим аль-бульдаи" - "Упорядочение стран" - главы "О седьмом климате" выдающегося арабского ученого-энциклопедиста Абу-ль-Фиды (Абу-ль-Фида Имад ад-Дни аль Малик аль Муй-ад-Исмаил ибн Али аль Анюби).

Название Кырк-ор закрепляется за городом после захвата его татарами.

Многие исследователи склонны связывать захват Кырк-ора татарами с походом Ногая в 1299 г. По мнению Ю.А.Кулаковского, это произошло в 1428 г. и совпало с переносом ханской ставки из Солхата в Бахчисарай. Однако есть все основания не соглашаться ни с той, ни с другой датой.

Этниграфические источники позволяют отнести захват татарами Кырк-ора ко времени Джанибека, сына Узбека, т.е. середине XIV в., что вполне соответсвует политической обстановке того времени. Джанибек выступает как агрессивный правитель, он захватывает земли Молдавии, ведет войну с Кафой. Возможно, жертвой этой завоевательской политики явился и Кырк-ор.

Вышеизложенное очень хорошо согласуется с данными, полученными при исследовании первою татарского поселения в Юго-Западном Крыму - Эски-юрта, расположенною в 4 км от Чуфут-кале, в районе современного железнодорожного вокзала в Бахчисарае: оно возникает не ранее второй половины XIV в. То есть, захват Кырк-ора не мог произойти ранее этого времени. Скорее всего, появление Эски-юрта и подчинение Кырк-ора - звенья одной цени - проникновения золотоордынцев в Юго-Западный Крым, своею рода нейтральную территорию между Золотой Ордой и генуэзскими владениями.

Возникает вопрос: каковы же причины, заставившие татар направить свою экспансию в Юю-Западиый Крым? Очевидно, здесь надо выделить две из них: во-первых, экономическую - постепенное оседание кочевников на земле и, следовательно, стремление татарской знати к захвату земель в горном и предгорном Крыму, которое стимулировалось наличием старого земледельческого населения, во-вторых, политическую - начало междоусобиц в Золотой Орде во второй половине XIV в. привело к тому, что часть татар продвинулась в Юго-Западный Крым, менее доступный для вторжений со стороны степей и имеющий хорошо укрепленную крепость Кырк-ор.

После включения Кырк-ора во владения Золотой Орды он становится центром бенлика беков Яшлау, имевших, очевидно, относительную независимость от Орды. В это время киркельский хан упоминается рядом с крымским, манкопским, а в ярлыке Тимур-Кутлуга кыркорская область называется рядом с крымской. Что касается беков Яшлау, то еще в первой ноловине XVII в. они выступают как древние владетели Кырк-ора. Заметное место Кырк-ор стал занимапь в период образования Крымского ханства (первая половина XV в.).

Став полноправным правителем в степях и предгорьях полуострова, Хаджи-Гирей своей резиденцией избрал однажды уже поддержавший его Кырк-ор. Кырк-ор удовлетворял Хаджи-Гирея по целому ряду обстоятельств. Кроме того, что он представлял собой естественное укрепление, здесь имелись и надежные фортификационные сооружения. Привыкшая к степному приволью конница ордынских ханов чувствовала себя в лабиринте скал и ущелий неуютно. Далеко отсюда находились и враждебные крепости генуэзцев. К тому же здесь Хаджи-Гирей находился поблизости от своего союзника - мангупского князя.

И как уже отмечалось, население Кырк-ора было настроено доброжелательно к Хаджи-Гирею. Сыграли роль поддержка Джаныке-ханым, а также традиция преемственности власти, о чем свидетельствует ярлык, виданный жителям города в 1459 г.

В 1466 г. Хаджи-Гирея не стало. Вновь начинается смута. Власть оспаривали шесть сыновей умершего хана. В соответствии с шариатом право было на стороне старшего Иyp-Девлета. Поддерживаемый Польшей, он правил два года, а в 1468 г. в условиях непрекращающейся усобицы был изгнан Менгли-Гиреем, за которым стояли влиятельные беи и генуэзцы. Ситуация осложнилась вступлением в борьбу за престол представителя могущественного бейского рода Ширинов Эминека, вынудившего Менгли-Гирея искать убежище в генуэзской Кафе, для администрации которой он был и почетным заложником, и политическим орудием как претендент на крымский престол. После захвата Кафы турками в тоне 1475 г. он был доставлен в Стамбул и провел там три года в почетном плену. Однако, надеждам Ширинов на лидерство в политической жизни Крыма не дано было осуществиться. К тому же они не были чингизидами и это позволяло ордынским ханам вмешиваться в крымские дела.

Эминек не сумел укрепить своего положения, феодальные же смуты вызывали все большее общественное недовольство. В конце концов в 1478 г. Ширины, не без "подсказки" с османской стороны, вынуждены были обратиться к султану Мехмеду II с униженной-просьбой вернуть Менгли-Гирея.

С возвращением высшей власти Менгли-Гирею положение в Крыму стабилизировалось. Все крымские феодалы признали эту власть, но внешняя опасность со стороны Золотой Орды, все еще достаточно сильной, сохранялась. Орда в равной степени представляла угрозу и для Московского государства, и для Крыма. И в конце XV - начале XVI в. они не раз объединялись в борьбе с ней.

Возвращение Менгли-Гирея в Кырк-ор было далеко не триумфальным. Крепость пришлось брать штурмом, так как Эминек не желал сдаваться на милость соперника. Захваченный в плен отпрыск беев Ширинских был убит.

Есть все основания считать, что Кырк-ор при первых крымских ханах был не только их политической резиденцией, как считали многие исследовали, но и развивающимся торгово-ремесленным центром. Подтверждением этому является сложный этнический состав его населения - "находящиеся в крепости Кырк-орской мусульмане, христиане, иудеи "[ярлык Хаджи-гирея 1459г.].

В XVII в. ставка хана переносится в Бахчисарай. Татарское население покидает Кырк-ор и переселяется в долины.

В 1608 г. в ярлыке Селямет-Гирея и качестве названия крепости еще фигурирует Кырк-ор, два года спустя Джанибек-Гирей выдает жителям города ярлык, в котором употребляется название Кале. В 1612 г. ярлык Батыр-Гирея, данный Ички-бею и Джантемир-бею из рода князей Яшлавских, "древних владетелей города Кирны" (Кырк-ор. - Авт.), уточняет, что ныне этот город именуется иудейским городом, в котором проживают иудеи и армяне. Русские послы Петр Савелов (1628 г.) и священник Иаков (1634 г.) в своих отчетах употребляют название "жидовский городок" (в России XVI-XVII вв. приверженцев различных течений иудаизма именовали "жидами").

Ко второй половине XVII в. топоним Чуфут-кале уже утвердился в официальных документах и в обиходе. В это время город стал духовным и культурным центром караимов Крыма. Однако население города не было однородным. Отмечалось уже, что здесь проживали и армяне, неоднократно упоминавшиеся в документах XVI-XVIII вв. как жители крепости. В 1778 г. они вместе с другими христианами были переселены на северные берега Азовского моря.

О хозяйственной жизни города XVI-XVIII вв. у нас гораздо больше сведении, чем о предшествующем времени. Основными занятиями жителей были ремесла и торговля.

Торговая деятельность чуфут-кальскнх караимов до присоединения Крыма к России протекала в основном в Бахчисарае, где они держали свои лавки. Все авторы XVII-XVIII вв., писавшие о Чуфут-кале, отмечали, что ханская администрация не разрешала караимам оставаться в столице на ночь. И они вынуждены были ежедневно рано утром покидать свои жилища, пешком отправляться в Бахчисарай, а вечером в сумерках возвращаться в родной город. При всей заинтересованности ханского двора в близком соседстве трудолюбивой, искусной в ремеслах общины, все же определенные дискриминационные меры против нее предпринимались. Особенно усилились притеснения в правление последнего крымского хана Шагин-Гирея.

Тем не менее далеко не бесспорной является точка зрения А.Л.Якобсона, оценивавшего статус Чуфут-кале как своеобразного гетто Бахчисарая. В дошедших до нас ханских ярлыках, данных жителям Чуфут-кале, неоднократно упоминаются различные льготы, освобождения от повинностей, например, подводной, постойной, табачной, от ряда налогов.

Караимская община Чуфут-кале отличалась высоким уровнем образованности. Предание связывает это с деятельностью Синана Бай-Ходжи, переехавшего в Крым из Персии в 1500 г. и поселившегося в Чуфут-кале. Ему приписывалось строительство дворца для Менгли-Гирея в Бахчисарае. Энергичный просветитель полицейскими мерами загнал караимов в Чуфут-кале и не выпускал полгода, заставляя учиться. Скончался он в 1551 г.

Именно в Чуфут-кале в 1731 г. была основана первая типография в Крыму, выпустившая через три года первую книгу на древнееврейском языке. Вероятно, типография располагалась близ кенасс. Не случайно под обрывом в этом районе были найдены М.Я.Чорефом литеры металлического наборного шрифта.

По указу Екатерины II от 18 января 1795 года, караимы, в отличии от талмудистов, освобождались от двойной подати (которой облагались евреи неа территории России) и получали право приобретать недвижимость; в дальнейшем было разрешено присваивать им офицерские чины и звания и прживать на всей территории России.

Вскоре после этого караимы покидают Чуфут-Кале, переселяясь в районы с менее суровыми условиями быта.

По материалам А.Г.Герцена, Ю.М.Могаричева

Чуфут-Кале - состав населения

Что нам известно об этническом составе населения Чуфут-кале? Напомним читателям, что в раннесредневековый период в окрестностях крепости жили преимущественно аланы. Упоминаются они вплоть до XV в. С середины XIV в., после захвата Кырк-ора татарами, можно говорить о появлении здесь нескольких этноконфесспональных групп. Источники упоминают о мусульманской, христианской, армянской и иудейской общинах. В позднесредневековое время несомненно доминирующей группой населения становятся караимы. Их деятельность во многом сформировала тот неповторимый облик города, в котором предстает он перед современным посетителем.

Разумеется, возникает вопрос, где размещались в городе общины. Татары-мусульмане несомненно занимали Старый город. Нахождение здесь ханской резиденции и войска исключало возможность проживания иноверцев, но здесь могли находиться их храмы, которые, как правило, старались спрятать за оборонительными стенами. Так было и в Кафе. Иоганн Шильтбергер, описывая этот город в первой половине XV в., сообщает, что в нем "есть два рода евреев, которые имеют две синагоги в городе и четыре тысячи домов в предместье". Здесь подразумеваются общины, представляющие ортодоксальное раббинистское и караимское течения в иудаизме. Вполне вероятно, что такая же картина наблюдалась и в Кырк-оре, то есть перед крепостной стеной должно было раскинуться предместье, торгово-ремесленный посад - неотъемлемая часть каждого восточного средневекого города. Не случайно первые сведения в нарративных источниках об иудейской и армянской общинах появляются в середине XV в., то есть одновременно с формированием города. В XVI в., когда ханская ставка была перенесена в Бахчисарай и в Старом городе еще оставался татарский гарнизон, с напольной стороны предместья была возведена оборонительная стена, именуемая сейчас "Восточной".

Поселение в Кырк-оре не случайно стало полиэтинчным. Татары нуждались в каменщиках, кузнецах, ювелирах, кожевниках, торговцах. Прекрасными строителями считались армяне. Армянские артели возводили храмы, мавзолеи, дворцы на всей территории Византии, сельджукских княжеств, работали они в Северном Причерноморье. Мавзолей Джаныке-ханым и мечеть имеют хорошо выраженные черты сельджукской архитектуры, носителями традиции которой многие исследователи считают зодчих-армян. Что касается иудеев, то в средневековых городах Европы н Азии их общины занимались исключительно ремеслами и торговлей. Именно таковой описывают позднесредневековые источники караимскую общину Чуфут-кале.

С XV в. источники не упоминают об аланах-христианах, но, очевидно, они по-прежнему жили в окрестных долинах, занимаясь земледелием и скотоводством. Их религиозным центром стал Успенский монастырь, да и не только их, а всех христиан. В условиях господства ислама в Крымском ханстве этнические различия в среде православною населения стирались, уступая местой этно-культурной общности, известной как крымские греки.

А.Г.Герцен, Ю.М.Могаричев

Каламита | Челтер-Мармара | Шулдан | Эски-Кермен | Кыз-Куле | Мангуп-Кале | Сюйренская крепость | Челтер-Коба | Качи-Кальон | Кыз-Кермен | Тепе-Кермен | Чуфут-Кале | Успенский монастырь | Бакла

Пещерные города Крыма. Главная страница